Share Button

Имея только начальное образование и начиная свой путь простым рабочим, Тан Шингбор довел личное состояние почти до 6 миллиардов долларов, словно в сказке превращая заброшенные промышленные здания в «золотую недвижимость».

Тинс Плаза была видавшим виды заводом пластмасс в районе
Туэн Мун, когда на него впервые наткнулся Шингбор. То, что большинства казалось
руинами, для Тана стало золотой жилой. Приобретя комплекс зданий в 2005-м году
за 35 миллионов долларов, спустя два года он удвоил вложенные средства. В этом
весь Тан: совершая, казалось, рискованные деньги, он проделал пусть от обычного
рабочего до одного из самых богатых людей Гонконга: с личным состоянием в 5,7
миллиардов долларов Шингбор занимает 86-е место в мировом рейтинге миллиардеров
и 14-е – в Гонконге. Но и сейчас он продолжает совершать противоречивые на
первый взгляд покупки.

Умение созидать

Несмотря на месяцы протестов, ставящих под сомнение рынок
недвижимости города, Тан приступил к покупкам промышленных зданий Гонконга,
потратив в прошлом году 700 миллионов долларов. По данным нью-йоркской
исследовательской фирмы Real Capital Analytics, он считается крупнейшим
покупателем промышленной собственности в Гонконге в 2019 году, пишет Forbes.

«Это лучшая возможность, которую я когда-либо видел», – говори Тан в интервью, проведенном в одном из его зданий в оживленном гонконгском районе Монг Кок, в нескольких кварталах от места, где проходили некоторые из самых жестоких стычек протестующих с полицией. Шингбор – многозадачен, жонглируя во время разговоров телефонными звонками от брокеров, разработчиков и юристов. Он ведет переговоры о своей следующей покупке – полуразрушенном здании рядом со старым городским аэропортом Кай Так, которое правительство продает с аукциона для реконструкции. Политическая нестабильность в Гонконге, по словам Тана – лучшее время для инвестиций. «Мы будем двигаться дальше», – говорит предприниматель.

Вместе с ним – младший из пяти сыновей от двух браков – 34-летний
Стэн Тан Юй-синг, которому его отец доверил управление семейным холдингом,
основанным в 2013-м году. Тан – почетный председатель правления, и он все еще в
игре, встречаясь с сыном дважды в день. Стэн же курирует новые предприятия и
перепланировку недвижимости. Но окончательные решения в масштабных сделках все
еще за отцом.

История Тана Шингбора, получившего в деловых кругах Гонконга
прозвище «Дядя Бор» – история самого города, начавшаяся от производства
неоновых ламп в 1950-х, и продолжающаяся стремительным развитием города.
История, которая едва не сломала город и бизнесмена.

Умение терпеть

Шингбор никогда не боялся неудач. Его отец умер, когда Тану
было 5 лет, и его воспитанием занялась мать, которая устроилась на
низкооплачиваемую работу на фабрике, чтобы содержать семью. «Мне пришлось
придумывать творческие способы выживания», – говорит он. Тан вспоминает, как
слонялся возле ресторанов, когда был голоден, ожидая, когда будут выбрасывать
оставшуюся еду. Бедность закалила его и подарила хорошую форму: даже в
70-летнем возрасте он продолжал плавать в акватории Гонконга, здороваясь с
рыбаками. «Всегда есть способы справиться с задачей, – говорит Шингбор. – Не
существует нерешаемых проблем»,

Имея только начальное школьное образование, в 1950 году Тан
стал учеником электрика, делающего неоновые вывески, а в 20 –  открыл свою собственную небольшую компанию,
которая стала одной из многих работающих на рынке Гонконга, переживавшего бум
на яркие витрины (которые и сейчас остаются одной из отличительным черт
города). Неоновый успех позволил Тану в 1970 году открыть небольшое кафе.

Пришли первые серьезные деньги, с ними вопрос: «Что делать
дальше?». Тан быстро нашел выход, продолжая делать то, что нравится – Шингбор открыл
ресторан в Сиднее, который в 1982-м году войдет в группу компаний
предпринимателя East Ocean Gourmet Group, которая до сих пор процветает.

Тогда же у Тана появился новый бизнес, в том числе дилерская
служба по продаже подержанных автомобилей. Хотя, скорее, это была покупка
старых и ненужных магазинов. «Работа в ресторане открыла ему глаза на другие
вещи», – говорит Стэн. А одним из наиболее заметных вложений Шингбора в
последующие годы станет приобретение в 1990-м году старого здания ресторана,
которое он превратит в известный Монгкокский компьютерный центр.

Умение ждать

К 1997-м году империя Тана насчитывала более 200 магазинов общей
стоимостью около 7,3 млрд гонконгских долларов (942 млн долларов), а бизнесмен начал
планировать IPO, чувствуя надвигающийся финансовый кризис в Азии. Но реальность
оказалась страшнее. В период между 1997 и 2004 годами рынок недвижимости
Гонконга упал на 70%, поскольку за кризисом последовала вспышка атипичной
пневмонии в 2003-м. Как итог, имея долг в более чем полмиллиарда долларов Тан
начал продавать большую часть своего портфеля, в том числе свой знаменитый
компьютерный центр Mongkok.

Впрочем, Шингбор знал, что продавать и даже в кризисные времена не отказывался от риска. И главное, он знал, что и зачем покупает. В 1990 году Гонконг решил закрыть Кай Так и построить новый, более крупный аэропорт на острове Лантау. Отсюда и покупка Tins Plaza. Тан приобрел здание за 280 миллионов гонконгских долларов, причем, вложив в покупка лишь 28 миллионов своих собственных средств. Остальные – кредит от банка, залогом которого стало другое здание, принадлежащие бизнесмену.

Уже спустя шесть месяцев после покупки, как признается Тан,
ему позвонили из австралийского Macquarie Bank с предложением продать здание за
500 миллионов долларов. Еще через месяц у него на руках было второе предложение
на 520 миллионов гонконгских долларов от сингапурского инвестиционного фонда
недвижимости Mapletree. «Но я понимал, что это далеко не предел», – шутит Шингбор.

Получив два предложения, Тан отказался от обоих. По его
мнению, коммерческая недвижимость стоит дороже, чем промышленная, поэтому Tins
Plaza превратился в коммерческую. Два года спустя Тан оказался в лифте офиса Macquarie
в Международном финансовом центре Гонконга, куда его пригласили на встречу
австралийцы. «Босс компании из Сиднея оказался красивым и прямолинейным
человеком. Он сразу спросил: «Хочу ли я продать здание за 850 миллионов
гонконгских долларов». В этот раз Тан не устоял. Да и не было смысла: всего за
пару лет, вложив 280 миллионов инвестиций, он заработал 570 миллионов чистой
прибыли.

Впрочем, Шингбор не стал почивать на лаврах. Он принялся за
покупку еще одного бывшего завода – промышленного здания Gold Sun. Правда, была
сложность – у здания было несколько владельцев. Стратегия Тана сработала: он
принялся покупать здание этаж за этажом.

Подсобило и правительство. Стремясь увеличить предложение
недвижимости для офисов, гостиниц и магазинов, правительство Гонконга в апреле
2010 года внедрило стимулы для реконструкции заброшенной промышленной
собственности. Результат: цены на здания выросли на 152% и продолжали расти,
пока правительство не свернуло программу.

Тан получил еще один «подарок» в 2013, когда Тан объединил
свой Oi Sun Center и Gold Sun Industrial Building в единый комплекс One Vista,
представляющий собой двухэтажное офисное здание и торговый комплекс. В мае 2018
года он связал One Vista с двумя другими объектами в Гонконге и продал примерно
70% Jiayuan International за 2,6 млрд гонконгских долларов.

Умение рисковать

Сидя в своем ресторане East Ocean Lafayette с видом на гавань Виктория и покусывая жареный торт из репы, смоченный в остром кантонском соусе из морепродуктов, Тан задумчиво слушает своих адвокатов, выстраивающихся в очередь, чтобы доложить ему о покупке зданий возле старого аэропорта. В портфеле Тана уже 73% «развалин», и ему осталось докупить всего 7%, чтобы он мог диктовать условия по продаже другим собственникам. Если ему удастся это сделать, то, снеся старое и построив новое здание, по самым скромным оценкам, он заработает в 14 раз больше всех вложенных средств.  

«Я с оптимизмом смотрю в будущее Гонконга, – говорит Тан. – Я видел взлеты и падения. Есть возможности для риска. И это мой очередной шанс».

ПРЯМОЙ ЭФИР


video