Share Button

Впечатляющими называет показатели трудоустройства украинцев, пересекших границу с Польшей после 24 февраля, занимающаяся этим регионом старшая экономистка Всемирного банка Рина Бадианни-Магнуссон в интервью «Голосу Америки». По данным польского правительства, к началу августа оставшиеся в Польше 390 тысяч вновь прибывших украинцев или около половины прибывших трудоспособного возраста уже имели работу. Эксперты, с которыми общался «Голос Америки», называют три основные причины, почему этот «кризис беженцев» быстро наполнил рынок труда Польши нужными ему рабочими руками.

Во-первых, это высокие профессиональные качества и желание украинцев работать. Во-вторых, это быстрые действия польских властей, которые устранили барьеры для трудоустройства украинок. И последнее – большая украинская диаспора, которая как на уровне дружеского совета, так и общественных организаций помогает новоприбывшим украинкам устроиться и найти работу. Всё это способствует росту польской экономики. Впрочем, некоторые барьеры к трудоустройству украинок остаются.

Украинки готовы работать даже ниже своей квалификации

В Администрации по трудоустройству Малопольского воеводства с центром в Кракове с «Голосом Америки» делятся результатами своих исследований. На основе данных анкет соискателей можно составить следующий портрет временно перемещенного лица из Украины в городе Краков, которые в апреле составляли пятую часть жителей города (потом это количество уменьшилось).

Это женщина – 95% соискателей работы составляют женщины – в возрасте 35-44 лет. Это самая большая возрастная группа – 40%. Эта женщина имеет детей и высшее (73%) или техническое образование (52%). И треть из них знают английский язык.

И 93% всех, кто заполнял анкеты для поиска работы, написали, что они готовы работать не по специальности. «Большинство граждан Украины выполняет простую работу, из чего можно предположить, что они работают ниже своих квалификации», — заключает исследование администрации.

«90% или более – это женщины, которые выполняют, так называемую женскую работу – в учреждениях питания, в отелях, пошиве одежды, сфере услуг (парикмахерские, салоны красоты)», — говорит в интервью «Голосу Америки» Ян Гоншеница -Волчак, директор воеводской администрации труда в Кракове.

Впрочем, отмечает президент научно-исследовательского института в Варшаве Wise-Europa Мачей Буковски, если раньше украинцы в основном работали в сельском хозяйстве, то теперь они присутствуют во всех профессиях, включая требующие наивысшей квалификации.

«(Они присутствуют – ред.) более-менее пропорционально потребностям рынка труда, а также среди профессий, требующих высокой квалификации, такие как врачи и учителя. За последние шесть месяцев количество (временно перемещенных лиц – ред.) среди врачей и учителей значительно выросло», — говорит он.

Для многих прибывших украинок, говорят в информационном пункте для иностранцев в Кракове, низко квалифицированный труд — лишь первый шаг.

«Объясняем, что даже если у вас была хорошая работа и статус у себя на Родине, то здесь тоже можете найти, но начните с того, что проще, это не приговор. Хороший старт может начаться по-разному даже с кассы в магазине. Подтянете язык и жизнь даст другие возможности», — говорит Людмила Димитров, координатор пункта.

Именно так относится к ситуации Елена Курта, которая преподавала право и писала диссертацию в городе Горловка, Донецкой области, а позже, уже в Кривом Роге, открыла детский сад и работала в нем директором. Сегодня женщина зарабатывает на жизнь уборкой в ​​отеле.

«Хочу выучить язык и найти себе какое-нибудь другое дело. Я еще не решила, кем хочу стать. Начинаю все сначала. Мне еще тяжело, потому что я в школе изучала французский, а все хотят английский. Не понимаю ни польского, ни английского, но начинаю учить», — говорит женщина.

От преподавательницы права к уборщице: История семьи, которая уже в третий раз начинает свою жизнь сначала из-за вторжения России. Видео

Другая украинка из села Липцы под Харьковом пока ищет работу. Татьяне Потаповой – за 60, она – химик по образованию и всю жизнь работала в лаборатории. Но женщина практически с первого дня, как приехала в Краков, пошла на курсы польского языка и готова устроиться няней или консьержкой.

«У меня нет облачных мечтаний. Я так себе представляю, что это может быть какой-нибудь институт, где я работаю консьержкой на проходной. Такая у меня мечта. Соглашаюсь даже в магазине, но желательно не в продуктовом», — говорит женщина.

Во Всемирном банке обращают внимание на высокую готовность украинцев работать – по специальности или нет.

«Мы увидели большую готовность работать и искать работу среди тех, кто приезжал в Европу. Около 20% людей уже в апреле и мае сообщили, что они работают, а еще 50% – что хотели бы работать и активно ищут работу», – говорит Бадианни-Магнуссон.

Польские власти среагировали мгновенно

Еще 12 марта 2022 года польский парламент принял закон о помощи гражданам Украины в связи с продолжающимся вторжением России в Украину. Этот закон предоставляет временно перемещенным лицам из Украины право легально находиться в Польше в течение 18 месяцев, доступ к системе здравоохранения, образованию и социальным услугам, а также – к рынку труда. Для этого необходимо подать заявку на номер PESEL, что-то вроде идентификационного кода в Украине.

«Если вы хотите работать в сфере услуг, это очень просто. Вам нужно найти работу, а затем ваш работодатель должен заполнить документы. Врачам, стоматологам, медсестрам нужен диплом, чтобы работать. Это немного сложнее, но и здесь препятствия в основном сняты. Это же касается учителей», – говорит Буковски.

Украинцам помогают найти работу в специальных информационных центрах. Один из них, направленный на работу с иностранцами, львиная доля из которых – украинки, находится в торговом центре в Кракове.

«У нас есть специальный консультант по воеводской администрации по трудоустройству, с которой мы также сотрудничаем. Так что ежедневно можно прийти к такому консультанту, сделать себе новое CV, получить объяснение – как и где искать работу, на что обращать внимание, как разговаривать с работодателями, как должен выглядеть правильный трудовой договор», — говорит координатор Людмила Дмитриев.

Помогают связать работодателей с соискателями и повысить квалификацию украинок и в Воеводской администрации трудоустройства.

«Мы приспосабливаем существующие программы, исключительно для поляков, для украинцев. Оплачиваем 85% за обучение. Это направление – «карьера», «профессиональная карьера», — говорит Гоншеница-Волчак.

Бадианни-Магнуссон указывает на комплексный подход к облегчению доступа украинок к рынку труда.

«Необходимо отметить польское правительство и общество за их щедрую поддержку прибывающего населения и скорость, с которой население, которое хотело работать, могло получить необходимую социальную поддержку, включая образование, здравоохранение, социальную помощь и услуги, необходимые для интеграции на рынок труда», – говорит экономистка.

Активная украинская диаспора помогает новоприбывшим и с поиском работы

Буковски обращает внимание на еще один аспект. До прибытия новой волны временно перемещенных лиц после полномасштабного российского вторжения 24 февраля в Польшу уже прибывали украинцы, особенно после 2014 года, с начала аннексии Крыма и агрессии на Донбассе.

Эта ситуация длится не 6 месяцев, а восемь лет. Но мало кто обращал внимание, потому что мигранты прибывали, все работали, платили налоги. Это не было так внезапно и заметно», – говорит он. Присутствующие украинцы, занятость которых на рынке труда он оценивает в 80% трудоспособного населения, помогла абсорбировать внезапную и большую волну беженцев из Украины.

Фонд «Встреча», организация украинцев в Кракове, определяет помощь с трудоустройством в качестве одного из своих приоритетов. Ее руководитель Александра Запольская рассказывает, что они предоставляют консультации юристов, собирают анкеты, которые затем передают в Администрацию по трудоустройству воеводства, проводят специальные мероприятия.

«Мы делали с рекрутационной фирмой такое рабочее волонтерство: то есть они как работники фирмы проводили индивидуальные консультации, пришло 30 человек. Это было индивидуально для каждого на польском, английском языке. И они были удивлены, какой высокой квалификации были работники, еще не нашедшие работу», — рассказывает Запольская.

Пять барьеров для украинок на рынке труда

Первый барьер, который называют все, — нехватка знания польского языка, на изучение которого уходит время.

«Работодатели могут увидеть опыт и квалификацию людей, перед ними, через CV. Но языковой барьер действует как сильное ограничение для их трудоустройства на равноценные работы в некоторых секторах», – говорит Бадианни-Магнуссон.

Курсы польского языка – популярное направление помощи украинцам в Польше. Их, в частности, проводит фонд «Встреча» — отдельно для разных возрастов.

Второй барьер – необходимость ухода за детьми. Почти половина прибывших из Украины после 24 февраля и оставшихся в Польше — дети.

«Это около 600 тысяч детей. Эти дети, конечно, нуждаются в попечении, образовании и обучении», — говорит Бадианни-Магнуссон.

Также она определяет, что искатели труда нуждаются в помощи, чтобы найти подходящую им работу. Запольская соглашается – несмотря на все меры польской власти, до сих пор остаются неотработанными определенные цепи между соискателями труда и работодателями.

«В медицинской сфере есть большая потребность в медсестрах или врачах, например, психиатров не хватает. И украиноязычные психиатры тоже могли бы найти работу. С другой стороны, врачи не знают до конца, где, куда обращаться, потому что не всегда каждая больница в тот момент заинтересована, то есть не хватает такой тропы, чтобы они встретились. И для высококвалифицированных это одно из таких препятствий», – объясняет она.

Мне нравится украинская часть меня: голливудский режиссер и актер Лив Шрайбер – о помощи Украине. Интервью

Всемирный банк также определяет, что украинские предприниматели нуждаются в помощи с адаптацией к польскому законодательству и доступу к финансам. «Вы можете иметь очень успешный бизнес в Украине и хотели бы перенести эти навыки на польский рынок труда», — говорит Бадианни-Магнуссон.

Запольская указывает на еще одну проблему – неуверенность украинцев в своем будущем.

«Большое количество украинцев сами не знают, будут ли возвращаться, и у них решение довольно часто меняется. Сначала приезжают с намерением, что будут возвращаться, потом меняется их ситуация в Украине, и решают остаться дольше или постоянно», — говорит она.

Украинский труд идет на пользу польской экономике

Эти шаги, говорят экономисты, способствуют росту польской экономики.

«Согласно исследованию Национального банка Польши, между 2013 и 2018 годами присутствие украинских мигрантов повлияло на рост на 0.5% ежегодно, способствуя росту примерно на 13% этого периода. Кроме того, мы провели анализ текущего кризиса и обнаружили, что если 500 тысяч украинских перемещенных лиц будут успешно интегрированы в рынок труда, мы ожидаем среднесрочного влияния на рост в 1,5%», — говорит Бадианни-Магнуссон.

Польская экономика «в выигрыше», говорит Буковски, даже учитывая выплаты на помощь украинцам, поскольку мигранты присоединились к рынку труда, где существовал до сих пор существует спрос на рабочие руки, и платят налоги.

Вернутся ли эти люди потом в Украину? По словам советника президента Украины Михаила Подоляка, украинцы будут возвращаться с освобождением украинских территорий, ключевым моментом здесь станет увольнение Херсона. И именно поэтому, говорит он, важно закончить войну правильно, чтобы Россия не продолжала представлять угрозу для украинских территорий.

«Если будет понятно, что мы вытесняем российскую армию к границам Украины, то, безусловно, люди будут возвращаться, потому что это будет перспективная страна, куда будут инвестировать. В любую страну, которая выиграла войну, будут много инвестировать денег, чтобы промышленный потенциал был очень эффективным и очень перспективным», — сказал Подоляк в интервью Грузинской службе «Голоса Америки».

К середине сентября, по данным УВКБ ООН, более 7 миллионов временно перемещенных лиц находятся в странах Европы, 1,3 миллиона из них – в Польше. С начала полномасштабного наступления границу из Украины в Польшу пересекло более 6 миллионов человек.