Share Button

Откровенное интервью легендарной легкоатлетки.

У нас есть единичные звезды в спорте, а дальше тишина. Ирина Лищинская – о медали на ОИ-2008, развитии легкой атлетики и потери дома в Донецке

«Украинская спортивная клиника» представляет специальный проект о силе духа и преодоления — Sports Clinic Stories. О бесконечной любви к спорту и мужестве спортсменов. О борьбе с обстоятельствами, генетикой, ленью и главной победе — над собой.

Последним героем нашего блога в 2021-м году стала серебряная медалистка Олимпиады-2008 в беге на 1500 метров, выдающаяся легкоатлетка и очаровательная мама двоих детей Ирина Лищинская. Она – отличный пример того, как спортсмену найти себя после завершения карьеры, несмотря на все жизненные трудности.

Ирина рассказала о своем видении развития спорта, поделилась опытом организации большого легкоатлетического форума, вспоминала свои первые шаги в спорте в родной Макеевке и дала несколько дельных советов нашим спортсменам.

«От массового спорта идет дорога к отбору чемпионов»

— Вы не так часто даете интервью, но стабильно пишете на разные темы на своей страничке в Facebook. Почему именно так?

— Сейчас я не являюсь действующей спортсменкой, в моей жизни нет ярких спортивных событий. Поэтому у журналистов выше спрос на тех, кто участвует в Олимпиаде, чемпионатах мира. А в Facebook я рассказываю о той деятельности, которую веду. Там у меня большая база подписчиков, они интересуются этими темами.

— Чем сейчас вы занимаетесь?

— У меня есть несколько направлений. Во-первых, у меня есть свой небольшой беговой клуб. Во-вторых, я являюсь частью команды Run Ukraine. Также занимаюсь страхованием жизни и психоанализом. Возможно, даже получу образование в этой сфере.

— За развитием клубной системы будущее спорта в Украине?

— Нужно понимать, что от массового спорта идет дорога к отбору чемпионов. В нашей стране уже не работает старая, советская система. Все зависло, и люди начали самоорганизовываться в клубы. В обществе появился запрос на здоровье, а пандемия это еще и подчеркнула. Поэтому я думаю, что будущее спорта за клубной системой, но на законодательном уровне пока что этого ничего нет. До этого нужно дорасти. Будут клубы, где не только любители будут заниматься, но и выступать профессионалы.

— Вы выдвигали свою кандидатуру на пост президента ФЛАУ. Сейчас у вас есть амбиции прийти в какую-то структуру и попробовать изменить спорт в Украине?

— Зная всю ситуацию изнутри, у меня нет амбиций идти в федерацию, потому что нет запроса от самих людей что-то менять. Им нужен мессия, все плывут по течению, но не хотят что-либо менять сами. Терять свое время и силы впустую, когда идет саботаж, не имеет смысла. Я поняла, что сейчас лучше сконцентрироваться на своей работе, делать то, что нравится. Это та дорога, которая мне близка и по которой мне хочется идти.

— Вы написали собственную программу развития легкой атлетики в Украине, когда шли на выборы главы ФЛАУ. Какие были основные положения вашей программы?

— Я делала ее сама на протяжении полугода. Основное – нужно идти в ногу со временем. Старые системы уже не так эффективно работают, необходимо привлекать науку и современные технологии. Весь мир тренируется иначе: они не делают лишнего, раскладывают подготовку на молекулы, изучают, что усилить, как воздействовать, как лимитировать нагрузку спортсмена. Не просто в поле готовить человека, не привлекая сервис-команду, а структурно к этому подходить. Без этого не будет результата.

Нужна системная работа. Людей у нас все меньше, их нужно беречь. Как только увидим, что появился спортсмен, то брать его на сопровождение, изучать генетику. Спортсмен должен чувствовать, что он не один.

«Приходить и просто занимать какую-то должность вообще не интересно. Это потеря репутации»

— Новая команда во власти как раз инициирует внедрение новых технологий, идет тотальная диджитализация. Возможно, вас как-то приглашали в команду Зеленского, чтобы изменить спорт?

— Изначально действительно многие люди пошли туда, потому что поверили, что можно все быстро изменить. Один в поле не воин, а ставки слишком высоки. Были разговоры, какие-то встречи, но, если честно, никакой конкретики так и не поступило.

Но со стороны я уже поняла для себя: приходить и просто занимать какую-то должность вообще не интересно. Это потеря репутации. Ты приходишь и работаешь в той же системе. Другое дело, если тебе дают карт-бланш, ресурсы, тебе идут на встречу и создают условия. Соответственно, ты должен дать результат. Это не быстрый процесс, требующий обновления системы. Это интересно.

— В бюджете страны на 2022 год предусмотрено рекордные 7,8 млрд грн на спорт. Как вы думаете, это повлияет на выступление наших спортсменов в следующем году?

— Нужно не забывать, что сейчас все дорожает. То, что раньше стоило 50 долларов, может уже стоить 100 долларов. Если же мы посмотрим не на цифры, а на реальную работу тренеров наших сборников, то мало что поменяется. Да, могут повезти на сборы, более качественные сборы – не в Николаев, а в Турцию. Но массажисты не поедут туда, биохимии нет. В итоге, спортсмен и тренер бьются головой, все делают сами, потому что знают – помощи не будет.

— Какой круг специалистов должен входить в команду спортсмена?

— Во время моей карьеры у меня был только тренер. Как таковой команды не было, потому что сложно было найти людей, это очень специфическая ниша. Отсюда и травмы появлялись – недовосстановление, нет полного комплекса процедур. Чем лучше спортсмен восстанавливается, тем лучше его результаты. Мы ездили на сборы в Киргизию, где есть все, что нужно – высота, покрытие, песок. Но нет массажистов, физиотерапии, нет психолога, с которым спортсмен может прорабатывать блоки, проблемы. Биохимик обязательно нужен! Как определить, сколько отрезков нужно бежать атлету, на пальцах? Время меняется, в спорте многое зависит от мелочей.

— Как бы вы оценили 2021-й, олимпийский год для Украины?

— Можно сказать, что слабо. Банально, но у нас уже нет людей. Раньше была длинная скамейка запасных, смена поколений проходила безболезненно. Сейчас есть единичные звезды, а дальше тишина. У нас провалы во многих видах в легкой атлетике. Вообще, хорошо, что хоть так есть, но в целом, у нас большие традиции, сильные тренеры, но им нужна помощь.

Возьмем город Киев. Сейчас зима, а в столице всего два манежа, где можно в такое время года тренироваться. А в некоторых городах вообще нет манежей. Что делать спортсмену? Побегать кроссик? А что делать прыгунам? Люди ютятся в залах, выходят из ситуации, как только могут. Если у вас есть инфраструктура и условия, тогда и результаты будут.

Ну и не стоит забывать о финансовой составляющей. Зарплата 5-7 тысяч гривен, устаревшие нормы, множество требований. В таких условиях сложно вырастить топового спортсмена. Без инфраструктуры и условий мы никуда не сдвинемся.

— Если говорить о векторе развития нашего спорта, то сейчас он печальный?

— Пока да. Те люди, которых принято называть фанатами своего дела, они все равно идут этим путем. Но в целом, если мы хотим видеть достижения, медали и много детей, которые хотят тренироваться, нужно менять ситуацию. 

На кого детям ориентироваться и куда приходить? Сейчас есть несколько школ в Киеве, родители ведут детей к определенному тренеру. Но многим неудобно добираться. Раньше же были школы в каждом районе. Учитель физкультуры присмотрел кого-то и познакомил с тренером. Комплексный подход, мы к этому не пришли еще.

«Три года никто не вспоминает о спортсменах, а в год Олимпиады тебя приглашают на встречи»

— А как было в вашем детстве?

— Я родом из Макеевки, меня увидел учитель физкультуры. Я была шустрой, подвижной, быстрой. Он заявил меня за школу на соревнования. Я выиграла все, после чего меня познакомили с моим первым тренером. Была классная коммуникация между учителями физкультуры и тренерами. Тренеры регулярно посещали школьные соревнования, все всех знали.

Сейчас же как таковых школьных соревнований нет. В США тренеры ездят на международные соревнования юношей и отбирают там спортсменов, приглашают их в университеты, дают гранты, чтобы привлечь талантливых спортсменов.

— Вспомните, каким было чествование спортсменов после ОИ-2008, когда вы выиграли серебряную медали в Пекине?

— У нас всегда начинается ажиотаж в год олимпийских игр. Три года никто не вспоминает о спортсменах, а в год Олимпиады, если ты выполнил квалификационные нормы и попал в число тех, кто претендует на участие в Играх, тебя приглашают на встречи. А до этого могли прессовать или же вставлять палки в колеса. Уже после Олимпиады снова чествуют, поздравляют с медалью, кто-то из чиновников старается приписать успех себе, даже если человека и близко там не было.

— Вы выигрывали свою медаль при Ющенко?

— Да, нас принимал тогда Президент Ющенко. Церемония проходила во дворце Украина. Приехали за три часа, уставшие, а затем еще дальше лететь на старты. Сезон ведь в легкой атлетике не закончился.

Мы и в Верховной Раде были, затем нас принимала Юлия Тимошенко, которая на тот момент была Премьер-министром Украины. Она все четко организовала – там все подписать, тут премиальные выплатить. В области и городе тоже отметили.

— В 2013-м году вы стали организатором Юношеского чемпионата мира по легкой атлетике. Как вам удалось справиться с такой задачей, ведь у вас не было менеджерского опыта?

— У меня не было менеджерского опыта, я вообще тогда в декрете была. Но спорткомитет и высшие руководители страны, области и города объединились. Все понимали и помогали. Я могла набрать губернатора или мэра, чтобы ускорить те или иные процессы. Плюс, у меня была классная команда.

Финансирование производилось из бюджета, привлечь топовых менеджеров на те деньги было сложно. Поэтому мы объявляли набор вакансий и отбирали людей. В основном это были молодые люди, кто-то уже участвовал в организации и проведении Евро-2012, что нам очень помогло. Но главное отличие организации нашего чемпионата от Евро было в том, что УЕФА управлял футбольным турниром, а у нас все было на наших плечах. Хорошо, что я понимала, как это работает изнутри. Оставалось лишь организовать.

Кроме того, накануне были выборы главы ФЛАУ, предыдущая команда уничтожила все данные. Нам не с чем было работать. Это грозило потерей репутации, международным скандалом, поэтому я пошла на прямую коммуникацию с международной федерацией легкой атлетики. У них были все инструкции, рекомендации, они во всем нам помогали. Благодаря мотивации и нашей команде нам удалось все организовать на хорошем уровне.

«Мечтала заработать деньги и построить дом в Донецке, а в итоге все там осталось»

— В 2013-м году могли представить, что через год Донецк перестанет быть цветущим и развивающимся?

— Даже в страшном сне не могла такое представить.

— За чем скучаете в той, довоенной жизни?

— У нас был классный город Донецк, со своей атмосферой. Стадионы, инфраструктура, люди. Дом? Я уже перешагнула через это. Мечтала заработать деньги и построить дом, а в итоге все там осталось. Скучаю по всему, и в то же время стараюсь не затрагивать эту тему, потому что внутри все болит до сих пор.

У нас была сильная федерация легкой атлетики Донецкой области, сильные тренеры. На тренировках всегда царила отличная атмосфера. Ну и сам город, я очень любила Донецк.

— Дом вам до сих пор принадлежит?

— Нет. Во-первых, там все разворовали, все выломали. А стены с собой забрать невозможно.

— Одной из больших проблем украинских спортсменов на данный момент является поиск себя после окончания карьеры. Как вам удалось справиться с этим и какой совет можете дать тем ребятам, которым предстоит заканчивать со спортом и менять сферу деятельности?

— Сейчас есть огромные возможности. Есть огромный запрос на спорт и здоровый образ жизни, можно реализовать свои проекты. Я бы посоветовала всем развиваться, даже во время карьеры. Учиться чему-то новому, учить языки, развивать интеллект. Хотя бы понять, к чему у вас лежит душа, что вам нравится в жизни, чтобы потом легче было.

Нужно понимать основы финансовой грамотности, чтобы в тот момент, когда спортсмен понимал, что делать с теми заработками, которые придут, каких специалистов привлекать и наращивать капитал. Думать о будущем. Спортивная жизнь короткая, никто не знает, что будет потом. Нужно применять разные инструменты, чтобы обезопасить себя. Уметь раскладывать финансы в разные корзины. Раньше думали, что все нужно вкладывать в недвижимость, но пришла война и всего этого многие лишились.

Как было у меня? Я твердо решила, что пора уходить, что саму себя не обманешь. Наверно, организовывала бы забеги в Донецке, но тут подоспело приглашение стать директором оргкомитета чемпионата мира среди юношей. Это очень классный опыт, я горжусь им. Это дало мне понимание своих возможностей. А потом случилась война, я оказалась в Киеве и подумала: «Ничего нет». Пришлось все начинать с нуля.

Никогда не думала, что буду тренером. Это сложно. Но с началом развития любительского спорта проводила тренировки, мне это очень понравилось. Приятно наблюдать за прогрессом тех людей, с которыми ты работаешь. Это тоже творчество своего рода.

— Вы мама двух дочек. Одну из них вы родили на пике своей карьеры. Как считаете, стоит откладывать рождение детей на период после карьеры?

— Хороший и очень сложный вопрос. Это все индивидуально, каждый должен принимать решение для себя. Вырастить ребенка – колоссальный труд. Самое сложное для меня было оставлять ребенка дома, или же когда он заболел. Это сложно. Но я была молодой, мотивированной. Хуже, если ты боишься родить, а потом будут проблемы со здоровьем и не сможешь родить.

Сейчас есть больше условий, везде детские комнаты, оборудование. Бояться не стоит. Нужно поддерживать здоровье, чтобы быстрее вернуться.

Фото: страница Ирины Лищинской в Facebook